Чтобы полностью выбраться оттуда,
Я вскочил и решил ускорить процесс, ринувшись мыть посуду,
Дабы этим действом в себе укоренить чувство, что верблюдом
Больше не являюсь. Тут моя зазноба зашла и стандартно сыронизировала: «О чудо!
Ты за работой, какой фантастический сон!»
А по-моему, не фантастический сон, а, как и его хозяйка, заурядный. Не то что мой:
Этой ночью мы, мы — гордые Фёргенсы,
(Фёргенсы, потому что родом из Ферганской долины) были заживо сожраны
Среди руин, пытаясь вырваться из кольца
Тысяч обезьян. Кого-то из наших сразу завалили, брюхо вспоров. Остальные до конца
Неслись, вложив всю верблюжью мощь в одно возможное решение:
Развить убийственное ускорение, чтоб в момент столкновения
Скосить побольше. Ощущению смерти и её бесповоротности
Сопутствовало чувство восторженности от возможности
Мобилизовать всю свою силу в этом поступке. А в его правильности
Не было и намёка на сомнения. Меня она прервала: «Опять гадости
Выдаёт тебе мозг. Это всё твои метания перед глубинным осознанием
Ограниченной мужской природы в вопросе жизнесозидания.
Ты рожать миры только на уровне мысли можешь…»
Господи, да причём тут опять это. А щас она скажет, что мои умозаключения – это всего лишь…

Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Без тупняка, который у меня, к сожалению, вызывать начала травка.
Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Законом разрешённая так же, как и алкашка.

Она прекрасно знает, что для меня это микростресс,
И всё равно отправляет в круглосуточную «Обжираловка-Экспресс»
Со словами: «Давай, давай, краб, хоть иногда надо вылазить из своей раковины».
Я пошёл, ты не думай, не ради её прихоти, я пошёл только ради жратвы.
В лифте ностальгировал о том многогранном чувстве,
Пережитом в последней битве во сне, и как после этого мне всё вокруг тут пусто.
Но пульсы грусти мощны оказались слишком
И, видимо, докуда надо дошли, и передо мной разъехались двери лифта,
И я в кольцо вошёл из десятерых, ждущих свою жертву.
В идеале я должен был, как во сне, к выходу пробиваться гневно,
Разбивая копытами-кулаками морды местных шимпанзе.
А на деле готовился отдать им ловэ, причитая, что тех фантастических переживаний не желаю уже…

Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Без тупняка, который у меня, к сожалению, вызывать начала травка.
Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Законом разрешённая так же, как и алкашка.

Мои пульсы трусости оказались опять до того мощны,
Что докуда надо снова дошли. Я понял это по тому, как в тесном подъезде люди-бугры
Стали вдруг добры, просто сказав: «Дружище,
Второй это этаж, тебе ниже опускаться нужно, если ты выход ищешь».
Я был моментально опущен ментально этим происшествием.
В нём вся моя ничтожность всплыла, хотел утопить это в алкашке, но под её действием
Могло всплыть что-то ещё, чего я уже страшился авансом,
Но как-то надо в себе перемалывать страх, сел за письменный стол: буду фантастом!
Целый создам мир в комфортной комнатной тесноте
В нём выдумывая ситуации, буду вертеть на хую судьбы все.
А если пойдут по домам пиджаки с нашивками «нашистов» или значками «единцев», тут без разницы,
Вряд ли мои друзья выкрутятся, а мне будет легко отмазаться:

Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Без тупняка, который у меня, к сожалению, вызывать начала травка.
Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Законом разрешённая так же, как и алкашка.