Скорей за стол! Перо, бумага, солнце, пиала с черешней –
всё идеально для создания истории, в конце которой, конечно,
сучёнышу главному голову размозжу. Неспешно
сочинив это, решил записать. Как за спиной раздалось: «А ну-ка клешни
убери свои кривые от бумаги. И можешь не начинать мне лохматить бабушку
о том, что живёшь по-настоящему, лишь когда сочиняешь фантастику!»
Откуда в доме моём этот серьёзный мужик в пиджаке?
«Я из отдела мониторинга культуры. Явился тебе
донести на удобном вам языке сравнительных оборотов
о том, что твои писульки похожи на воду,
из пальца высосанную, пустую, вызывающую ржавчину
на новом идеологическом фундаменте общества, который хоть как-то нацию
скрепляет. А полунамёки на полумысли
из твоего личного фэнтэзи-мирка далеки от наших реалий жизни.
У людей воруешь внимание. А за отсутствие ключевых мотивировок
я бы тебе лично сто палок, нет, лучше сто монтировок
прописал. Но я буду держаться рабочих методик
и твой авторитет уничтожу в кругу интернет сообществ.
Например, расскажу, что, вспоминая, как в закате прекрасна Балтика,
всё так же плачешь под два первых албума доктора Албана.

Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Без тупняка, который у меня, к сожалению, вызывать начала травка.
Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Законом разрешённая так же, как и алкашка.

Неспешно солнце на закатную траекторию вышло.
Над лэптопом зависший, размазать меня чтобы мой гость еле слышно
чертыхнулся, выпрямился, объяснив: «Рабочий мой день
закончился, и мне выход в сеть обрубила моя контора – Кафкина бюрократень».
Из него тут же лень приятная просочилась. Он камин
из дипломата спроецировал, достал бокалы, вино: «Пойдём, поглядим
в окно. Представь, как эти высотки
вверх взмыли на этажей сто и вширь, чему проспект позволяет, на полторы сотки,
что даст укрупнение в пять раз каждой конуры,
В пять раз станет свободнее жизнь, в пять раз удлинится диагональ плазмостены».
В этом месте я храбро парировал: «Извините, дяденька,
но в фундаменте такого вашего плана лежит всё та же фантастика».
Пиджак заводился: «Да-к тут и нужно, чтоб границ насыщения
не достигли наши люди. В противном случае разложение
духа будет, как у этих щеглов оттуда сытых,
по всему оплёту тогда обложив, злобились… А мы, да, со скрипом…
Но воплощали, а бабы наши рожали, хотя все жрали, как говорится, бобы.
И в общей массе равны и добры были. А это возможно лишь…
А это возможно лишь, когда все бедны.
А потом что-то случилось и сделалось неинтересно,
и стало скучными задворками кап. империи наше место».
Так, выпустив пар, мой гость в камине задремал,
вытянув губки, как клюв у утки. Спи, служивый, пусть тебе приснится уютный бар.
Его словам я не удивился: знаю, у старшиков, как разъестся
алкоголем панцирь чувствительности, начинает литься летопись того королевства,
где прошло моё солнечное детство.
Хотя, говорят, там правило зло, а мои добрые воспоминания – это всего лишь ностальгии кокетство

Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Без тупняка, который у меня, к сожалению, вызывать начала травка.
Это всего лишь фантастика
Выдумки диванного мальчика
Ухода от реальности практика
Законом разрешённая так же, как и алкашка.